smolenskmuseum@gmail.com

214000, г. Смоленск, ул.Коммунистическая, 4

 

Музейная жизнь

Выставка одной картины

18 марта 2014г.

С 18 по 28 марта в Художественной галерее можно увидеть живописное полотно неизвестного художника XVIII века, посвященное путешествию императрицы Екатерины II по югу России: «Императрица Екатерина II путешествует в своем государстве в 1787 году» (по оригиналу Фердинанда Мейса).

В 1787 году императрица Екатерина II совершила путешествие в Крым - новоприобретённый «полуденный Край», тогда же названный ею «лучшей жемчужиной» своей короны. Это была отчасти инспекционная поездка по землям, отданным в управление Светлейшего Князя Г.А. Потёмкина, отчасти — политическая демонстрация, которая должна была явить величие империи перед её соседями. Но все же главной побудительной причиной было желание императрицы увидеть новые земли, присоединенные к России в результате кровопролитных войн за четыре года до этого. Подготовка путешествия началась загодя. Был составлен маршрут, отправлены распоряжения о ремонте дорог, приготовлении мест стоянок, строительстве путевых дворцов, организации питания и т.д. Потёмкин поручил полковнику Корсакову строительство дороги через Кизикермен и Перекоп в Крым, причем требовал сделать её «богатою рукою, чтобы не уступала римским». Частично она пролегала по битому тракту, но кое-где в горной части полуострова её прокладывали заново. Фрагменты этой дороги в некоторых местах видны и сегодня. Всего на организацию вояжа было затрачено 15 млн. рублей не считая 3 млн. из доходов кн. Потемкина.

Маршрут путешествия был объявлен почти за год до его начала. Путь пролегал «... через Смоленск, Новгород-Северский, Чернигов, в Киев, оттуда по вскрытии вод на судах по Днепру до Нового Кайдака, где назначено быть губернскому городу Екатеринославлю, от сего же места сухим путем в Херсон, область Таврическую, и возвратно через Черкасск, Бахмут, Изюм, Харьков, Курск, Орел, Тулу и Москву». Всего 5657 вёрст. 1 января роскошный императорский поезд из 14 карет, 124 саней с кибитками и 40 саней запасных двинулся в путь. Сама императрица ехала в карете на 12 персон, запряженной 40 лошадьми, где её сопровождали придворные, представители иностранных дипломатических миссий, которые были приглашены в путешествие, и прислуга. Следом двигался «почивальный возок» императрицы.

Всего в императорской свите было до 3000 человек. На каждой станции кортеж встречали от 500 до 600 свежих лошадей. Двигались неспешно, с 9 утра до семи вечера с трехчасовой остановкой на обед. На границе каждой губернии императрицу встречало губернское начальство, сопровождавшее её до следующей губернии. Прибыв к концу января в Киев, путешественники сделали трехмесячную остановку — ждали, пока Днепр вскроется ото льдов. Когда это произошло, транспорт переменили. Вниз по Днепру императорский кортеж отправился на 80-ти великолепных судах. Императрица плыла на галере «Днепр», судне, специально построенном для этого путешествия и богато разукрашенном. «Стечение народа по берегам было чрезвычайное»,— вспоминал французский посланник де Сегюр. Перед днепровскими порогами блестящий кортеж снова вынужден был совершить перемену транспортных средств, на этот раз пересели в кареты, поставленные на колеса, и двинулись в глубь таврических степей. Немногочисленные поселения и даже отдельные дома в этих местах были специально украшены выписанными из Петербурга художниками, а злые языки утверждали, что многие из них представляли собой не что иное, как декорации, заказанные Потёмкиным, чтобы продемонстрировать плоды своей деятельности по освоению новых земель («потемкинские деревни»). На Перекопских воротах Екатерину встречал девиз «Предпослала страх и принесла мир». Отсюда в путешествие по Крыму её сопровождал конвой родовитых татарских мурз, численностью до 2 тыс. всадников. Первая остановка в Крыму была назначена в Бахчисарае - во дворце крымских ханов, который был для этого специально отремонтирован. Вечером все окрестные скаты были иллюминированы. 22 мая путешественники отправились в Инкерман, где во время застолья в специально построенном дворце Потёмкин приготовил для императрицы и её окружения сюрприз.

Когда обед был в разгаре, занавеси на окнах были раздвинуты, и взорам путешественников предстал лежащий на противоположном берегу бухты Севастополь, а в самой бухте весь Черноморский флот, приветствовавший императрицу залпами салюта. После обеда путешественники отправились в город на шлюпках. После ночлега в доме командующего флотом Т. Макензи Потёмкин повёз императрицу в Байдарскую долину. Под Балаклавой кортеж встретила «амазонская рота», составленная из жен и дочерей балаклавских греков, которая привела в восторг императрицу. На Южный берег Екатерина не спускалась, так как в это время от Байдарского перевала туда ещё не было проезжей дороги, и императрица вынуждена была удовлетвориться видом, открывшимся ей с Байдарского перевала. Повернув назад, путешественники через Бахчисарай прибыли в Симферополь, где императрица остановилась в специально построенном дворце. В тот же день кортеж выехал в Карасубазар, где императрица сделала смотр расквартированным в Крыму войскам, наградила местных чиновников и мурз и отправилась дальше — в Судак и Старый Крым. Последним пунктом пребывания Екатерины в Крыму была Феодосия, где на местном монетном дворе в честь её и сопровождавшего её австрийского императора Иосифа II были вычеканены две золотые монеты. После этого весь кортеж отправился в обратный путь.

Путешествие Екатерины создало целую традицию императорских вояжей на юг, и все наследники Великой императрицы за исключением императора Павла I считали своим долгом совершить путешествие в причерноморские земли. Так поступил Александр I, посетивший полуостров в 1818 и 1825 гг., и Николай I, вояжировавший по Крыму в 1837 г. и в последующие годы.

Фердинанд де Мейс - уроженец Фландрии (валлонец по происхождению), отставной офицер „полка принца де Линя“, даровитый дилетант, не без успеха пробовавший силы в живописи и стихотворстве. Приехал в Россию около 1783 года. В придворных и аристократических кругах он приобрел популярность своими миниатюрными портретами. В 1787 году де Мейс счастливо нашел сюжет, который сулил больший успех и выгоды, чем портретирование высокопоставленных особ, — он обратился к сочинению аллегорической композиции, представляющей легендарное путешествие императрицы в Тавриду. Художник не мог иметь непосредственных впечатлений, ибо не сопровождал императрицу в ее путешествии и никакими натурными зарисовками не пользовался. Его рисунок — большой лист, исполненный тушью и итальянским карандашом (ГТГ), — как и полагалось аллегорической композиции, составлен из общих мест и восходит к известным и легко узнаваемым оригиналам. И0зображение Екатерины дано в типе Рокотова. Французский биограф художника Фурнье-Сарловез не исключает возможности, что моделью для центральной фигуры русской крестьянки послужила г-жа де Мейс. Художник изображает Екатерину в образе богини, северной Минервы, со скипетром и факелом в руках. На колеснице, везомой четырьмя конями, которыми правят Гении, она проезжает по благоденствующим, процветающим, благоустроенным землям вверенного ей провидением края. Счастливые подданные — представители разных сословий — поселяне, духовенство, люди среднего чина и прочие — выходят ей навстречу. Одни, как гласит составленное де Мейсом и приложенное к гравюре „Описание", „усыпают путь Ея цветами и радостными восклицаниями изъявляют, коликим удовольствием исполнены сердца их от лицезрения Матери своей и Обладательницы; другие повергают себя во благоговение к Ея стопам, принося Ей избраннейшие от своего имущества дары, и возсылают к небесам мольбы о сохранении драгоценного Ея здравия".