dir@smolmuseum.ru

214000, г. Смоленск, ул.Коммунистическая, 4

 

Кузнецов П.В.

Кузнецов Павел Варфоломеевич (1878-1968)

К изобразительному ремеслу Кузнецов приобщился еще в детстве, в мастерской своего отца-иконописца. Когда художественные наклонности мальчика ясно определились, он поступил в Студию живописи и рисования при Саратовском обществе любителей изящных искусств, где занимался в течение нескольких лет (1891-96). Исключительно важным событием в его жизни стала встреча с В. Э. Борисовым-Мусатовым, оказавшим сильное и благотворное влияние на саратовскую художественную молодежь. В 1897 г. Кузнецов блестяще выдержал экзамены в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Вокруг Кузнецова сплотилась группа студентов, ставших впоследствии членами известного творческого содружества "Голубая роза".

Творческая программа голуборозовцев перекликалась с символизмом поэтов "серебряного века". Кузнецов рано приобрел известность. Художнику еще не было и тридцати, когда его работы вошли в знаменитую экспозицию русского искусства, устроенную С. П. Дягилевым в Париже (1906). В конце 1900-х гг. художник пережил творческий кризис. Его возрождение было связано с обращением к Востоку. Природа наделила П. В. Кузнецова блестящим живописным даром и неиссякаемой энергией души. Чувство восторга перед жизнью не покидало художника до глубокой старости. Искусство было для него формой существования.

 

 

 

Мираж в степи. 1913 г.

В конце 1900-х годов художник начал путешествовать по степям и пустыням Заволжья и Средней Азии, постепенно накапливая впечатления и вынашивая новые замыслы. Мотив картины «Мираж в степи»   чрезвычайно прост. Кузнецов понял в этом и заключена высшая красота состоящая  из простых неделимых элементов. Земля, вода, воздух, вступая в союз друг с другом, образуют эту природу, почти не тронутую человеческой рукой. Людская жизнь входит сюда естественно, все в ней течет по издавна установленным законам. Художник  не ставил перед собой цель передать все увиденное как есть - экзотические костюмы и жилища, степные травы, волнуемые ветром, бухарские орнаменты, ему нужно было в этой дикой степной, но чрезвычайно органичной жизни найти подтверждение своего чувства всеобщей гармонии и тихой радости. Степь стала счастливым даром художнику, помогла ему обрести себя и достичь высшей точки своего мастерства.