smolenskmuseum@gmail.com

214000, г. Смоленск, ул.Коммунистическая, 4

 

тел. (4812) 38-73-73

т./ф. (4812) 38-73-46

Парные гравюры

Парные гравюры «Переулок джина» и «Улица пива» созданы в разгар событий, позднее ставших известными как «Лондонская джиномания» 1751 года. Они явились частью кампании по борьбе с употреблением джина. Пьянство становилось национальной катастрофой. В начале сороковых годов в Лондоне умирало людей вдвое больше, чем рождалось. Дешевый джин делал людей калеками. На сотню лондонцев приходилось по кабаку — считая младенцев, стариков и состоятельных людей, по разным причинам обходившихся без джина. Вскоре после выхода гравюр английский парламент начал довольно решительную борьбу с пьянством. 

 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1751

Гравер Генри Адлард (Adlard, Henry), работал в Лондоне с 1828 по 1869

Переулок Джина

Офорт, резец 

Трудно представить в натуре ту запечатленную на гравюре фантасмагорическую сцену, что разыгрывается в нищем районе на севере Ковент-Гардена. Каждый эпизод в отдельности вполне реален, и только нагромождение их на одном листе кажется чрезмерным. Гравюра буквально сочится джином, наполнена его густым и острым, дурманящим запахом. Люди будто отражаются в мутном, кривом и дрожащем зеркале, затуманенном спиртными парами. Они потеряли человеческий облик, их лица искажены пьяными гримасами. Пьют все, начиная от детей, приютских девочек (их можно узнать по форменным головным уборам и юбкам, и нашивкам на рукавах) до пожилых женщин. А вокруг – рушащиеся дома, похороны, болтающаяся на чердаке фигура повесившегося самоубийцы, мать, вливающая джин в рот грудного малыша, человек, грызущий отнятую у собаки кость.

В раскачивающихся повсюду над входами в кабаки тяжелых кувшинах – рекламе несравненного и дешевого «королевского джина» – слышен мрачный перезвон погребальных колоколов. А дирижируют траурным звоном золоченые шары процветающей ссудной кассы. По горькому и очень человечному юмору листы напоминают печальные вымыслы Брейгеля. Хогарт не пытается смешить зрителей. Здесь комическое служит, чтобы подчеркнуть трагическое.

 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1751

Гравёр Сэмюель Дэвенпорт (Davenport,Samuel), 1783-1867

Улица пива

Офорт, резец 

Эта гравюра – не идиллия, какой она может показаться. Здесь тоже нет трезвых лиц и не так уж много разумной человеческой деятельности. Хогарт не идеалист. Но пусть лучше пивное веселье, чем пьяное и постыдное забвение от джина. «Улица Пива», по сути, – та же улица, что в предыдущей гравюре, только теперь видимо настал «золотой век» пива, и вернувшиеся к рассудку добрые горожане залечивают нанесенные джином увечья. Кровельщики чинят крышу с кружками в руках, огромная бочка свисает на кронштейне над улицей, пьют пиво носильщики портшеза, толстый жизнерадостный кабатчик, торговки рыбой. Пиво – это, конечно, прекрасно, полезно для здоровья и не опасно для разума, но Хогарт оставляет возможность скептического отношения к пивному апофеозу «доброй старой Англии».

В гравюре «Улица Пива» присутствует персонаж несколько неожиданный – живописец, который, стоя на лесенке, кладет последние мазки на вывеску трактира «Скирда ячменя». Вывеска состоит из двух композиций: хоровода крестьян вокруг огромной копны и натюрморта с пивной бутылкой. Художник работает очень тщательно, повесив в качестве модели на кронштейн вывески настоящую стеклянную бутыль. Фигура эта не имеет отношения к теме гравюры, поскольку художник (единственный из всех) пива не пьет. О смысле и цели присутствия здесь хогартовского коллеги, можно только строить предположения, чем толкователи его работ и занялись усердно с первых дней выхода гравюры в свет.