smolenskmuseum@gmail.com

214000, г. Смоленск, ул.Коммунистическая, 4

 

Серия "Четыре времени суток"

«Четыре времени суток» – сатирическая серия из 4 листов рассказывает о жизни Лондона в утренние часы, днем, вечером и ночью. В серии нет единого сюжета, она построена на контрастах настроения. На этот раз Хогарт отказался от конкретных персонажей, от единого повествования. Единственным главным героем он сделал славный город Лондон. Лондон Хогарта - это неделимый сплав реальности и художественной фантазии.

 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1738

Гравёр Уильям Генри Уортингтон (Worthington, William Henri),

около1795-около1839

   Полдень     

Офорт

Действие происходит в Сохо – французском квартале Лондона, где живут переселенцы из-за Ла-Манша, покинувшие по религиозным или иным соображениям родную землю. Именно из этого квартала приходили в особняки лондонских лордов гувернантки, учителя хороших манер, танцев, фехтования, отсюда появлялись и самые дорогие содержанки. Англичане смотрели на Сохо с раздражением и любопытством, англичанки украдкой запоминали фасоны платьев, которые даже у горничных были неуловимо и обидно изящными.

Солнце щедро льется в узкую улицу, неприлично озаряя грязную мостовую с небольшой канавой посередине, где валяется дохлая кошка. На часах церкви – двенадцать. У ее дверей царит дух куртуазности. Хогарт потешается над разряженным, как дофин, ребенком, который в пышном наряде взрослого мужчины выглядит нелепым и жалким. Прицепившийся на крышу воздушный змей – возможный намек на хрестоматийное французское легкомыслие. А вот по левую сторону – царство британских радостей: качаются вывески харчевен, пахнет кровавыми бифштексами, капустой и элем. И юмор вывесок – чисто британский: отрубленная голова Иоанна Крестителя или женщина без головы – своего рода ансамбль, не способный, впрочем, отбить аппетит. Здесь громко ссорятся и много, с наслаждением едят, здесь любовь лишена скучной утонченности. Полуденное веселье в разгаре.  

 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1738

Гравёр Фредерик Ф.Уолкер (Walker, Frederick F.), род. 1805

          Вечер          

Офорт

Идиллический пригород Лондона с деревенскими домами, мычанием коров, свежим воздухом и в придачу – с веселым театриком, который носит название местности – «Сэдлерз Уэллз». Время перед началом сумерек. Все дышит зноем: поникли листья плюща, вьющегося по стене харчевни под вывеской «Хью Мидлтон» (она названа так, по всей вероятности, в честь знаменитого в ту пору филантропа), и даже корова безуспешно старается использовать сильно уже поредевшую кисточку хвоста вместо веера. Разморенная духотой и пережитыми впечатлениями семья красильщика возвращается в город после незабываемых часов, проведенных на лоне природы. Здесь много забавных хогартовских выдумок: дородная красильщица, подавляющая массивными телесами худую, голодную корову; сам красильщик, оказавшийся рогатым благодаря коровьим рогам, торчащим из-за его головы; пара детей, нелепо пародирующая пару супружескую. Из маленьких и комических подробностей складывается живое ощущение целого. Здесь много «доброй старой Англии», и все проникнуто снисходительным юмором Хогарта. 

 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1738

Гравёр Уильям Редклифф (Radclyffe, William), 1780-1855

Ночь

Офорт

Гаснет заря в печальном лондонском небе, наискось перечеркнутом кронштейнами вывесок, и уже ярче зари светятся окна. Но еще различима в густеющих сумерках площадь близ Черинг Кросс, где застыл на бронзовом коне бронзовый Карл I, изгнанный, обезглавленный и снова теперь почитаемый король. А в тесной улице ночь уже полновластная хозяйка. Ночь, полная опасностей и нелепых приключений, пьяных криков, грохота колес запоздалых экипажей, а порой и звона клинков. Тут происходит масса занимательных происшествий.

Известный всему Лондону судья с отвисшей челюстью и бессмысленным выражением лица шествует по улице. Он изрядно выпил и теперь припадает к плечу тщедушного сторожа, несущего под мышкой шпагу, чтобы достойный сэр не уронил ее в канаву. Вывеска с бокалом и надписью «Нью баньоу» (благопристойный псевдоним публичного дома) сулит заблудшим в ночи кров, вино и любовь. Самая большая и самая внушительная вывеска принадлежит цирюльнику и зубодеру в одном лице, предлагающему почтенной публике удаление зубов с предварительным легким оглушением пациента, а еще кровопускание, бритье и прочие необходимые в обиходе гигиенические процедуры. В качестве завлекательной рекламы у окна выставлены миски с кровью признательных больных, а в освещенной комнате можно видеть и самого брадобрея, ловко орудующего бритвой и держащего по традиции своей профессии клиента за нос. Тут же валится на бок совершившая слишком крутой поворот почтовая карета, кричат перепуганные пассажиры. На голову судьи из окна второго этажа опрокидывается ночной горшок, на что судья не обращает решительно никакого внимания. Суетятся уличные мальчишки. Все эти события никак не связаны друг с другом, но они неотрывны от ночи, которую выдумал Хогарт.