smolenskmuseum@gmail.com

214000, г. Смоленск, ул.Коммунистическая, 4

 

тел. (4812) 38-73-73

т./ф. (4812) 38-73-46

Серия "Модный брак"

«Модный брак» (1745) – серия из 6 картин и гравюр, которая считается шедевром Хогарта. Художник обидно высмеивает представителей знати, которых прежде не решался задевать, – аристократов, буржуа с их взаимно корыстными сословными связями. Мезальянс стал явлением, тонко определяющим время. Хогарт разглядел это явление и рискнул обратиться к теме, невиданной по смелости.

В первых двух листах Хогарт вводит зрителя в атмосферу высшего общества, в великолепный дом лорда Скуондерфилда. Из-за нехватки денег старому лорду приходится продавать свой герб, имя и графский титул. Виконт Том Рэйкуэлл – сын старого графа – расплачиваясь за легкомыслие отца,  вынужден вступить в брак с купеческой дочкой, которая внимает обольстительному юристу мистеру Сильвертангу, сразу оценившему прелесть девицы.

 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1745

Лист 3. Визит к шарлатану       

Гравёр Чарльз Моттрам  (Mottram, Charles), 1817-1876 

Офорт

Виконт наносит визит модному доктору, знаменитому Мизобену – шарлатану-алхимику. В его логове смешно и страшно: чучело крокодила, полуоткрытый шкаф, где скелет строит куры картонному муляжу, рыбьи кости, картины, изображающие гермафродитов и урода-младенца, и наконец, чудовищная машина, «одобренная Королевской академией наук в Париже», служащая для «вправления вывихнутых суставов и откупоривания бутылок». На шкафу коробки пилюль, во рту большой муляжной головы – тоже пилюля. Пилюли, очевидно, и привели в гнев виконта, не оказав ожидаемого действия. Хотя, смысл картины можно толковать по-разному: что происходит – доподлинно неизвестно. Возможно, виконт хочет выяснить, от кого именно из присутствующих дам подхватил он «дурную болезнь», возможно, от него заболела девица, а старшая леди – первоисточник заразы. Возможно также, что не помогли пилюли, и дамы приведены для уточнения диагноза. Так или иначе, вся сцена – свидетельство разнузданной и постыдной жизни недавно обвенчавшегося и вовсе не помышляющего о молодой жене виконта. А заодно – это сатира на врачей-шарлатанов, которые, судя по всему, давно раздражали Хогарта.

 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1745

Гравёр Космо Армстронг  (Armstrong, Cosmo), 1781-1836  

Серия «Модный брак»

Лист 4. Утренний приём

Офорт

Утренний прием у графини Скуондерфилд, именно у графини, а не у виконтессы – графская корона красуется теперь повсюду в доме, знаменуя кончину старого лорда и переход титула к его наследникам. И где там бедному выскочке Тому Рэйкуэллу соперничать с изысканным обществом графини.

На первом плане – царственно великолепный кастрат Франческо Бернарди, прозванный Сенезино, – обладатель неповторимого меццо-сопрано, король генделевской труппы, а затем премьер Королевского театра Хеймаркет. Раскинувшись в кресле, придерживая пухлыми пальцами в сверкающих перстнях нотную тетрадь, он поет. Сама же хозяйка, предоставив свои локоны парикмахеру, погрузилась в томную беседу с мистером Сильвертангом, красивым юристом, теперь уже советником суда, блестящим светским адвокатом. Неотразимый советник показывает графине на каминный экран с изображением маскарада, договариваясь, надо полагать, об условных знаках, костюмах, масках и прочих прелестных и вызывающих грешный трепет деталях приближающегося приключения.

Вокруг легион вещей, дышащих запретным сластолюбием: тут и фигурка Актеона с головой рогатого оленя – несложный намек на супружескую неверность, и блюдо, расписанное Джулио Романо с изображением Леды и Лебедя. Да и вся атмосфера кокетливого, душистого будуара, атмосфера жизни роскошной и скучной, жизни, в которой желания удовлетворяются, едва родившись – все это неотвратимо толкает графиню на жалко-изысканный адюльтер. Но не интимная беседа любовников центр и смысл картины. На этот раз предмет художественного исследования Хогарта – сам воздух будуара, среда, насыщенная вялым, анемичным и вполне будничным пороком.

 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1745

Гравёр Т.Э.Николсон  (T.E.Nicholson), активно работал 1821-1835

Серия «Модный брак»

Лист 5. Дуэль и смерть графа 

Офорт

В доме свиданий граф застает жену в объятиях любовника и умирает от удара шпаги, обесчещенный и неотомщенный. А Сильвертанг, блеснув голыми ляжками, выпрыгивает в окно.

Шпага выпала из слабеющей руки обманутого мужа, вонзилась в пол, ее эфес еще дрожит, в то время как сам лорд Скуондерфилд теряет равновесие, готовый упасть. Золоченый багет зеркала на стене окружает его голову блестящей рамой, словно пародируя портрет на смертном одре. Тщательно подобранными деталями Хогарт восстанавливает совершившееся: маска и домино рассказывают о маскараде – прелюдии свидания; появившийся в дверях хозяин в сопровождении констебля и стражника свидетельствуют, что дуэль началась давно – хозяин успел сбегать за помощью и сорвать засов.

Теперь все кончено. У ног умирающего мужа рыдает графиня. Но развязка ничего не доказывает, ни в чем не убеждает. Случайный брак (он не случаен лишь для родителей), случайный роман, случайный конец, цепь случайностей, неумолимо складываются в совершенно закономерный рассказ. В жизни четы Скуондерфилд нет ничего, что определяло бы их поступки. Они как беззащитные хрупкие безделушки в забытом и нелюбимом доме, их гибель неизбежна, не один, так другой равнодушный жест принесет им смерть, рассыплет их в фарфоровую пыль. Хогарт проявил здесь истинное понимание великосветской трагикомедии.

 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1745

Гравёр Джозеф Манселл (Mansell, Joseph), XIX    

Серия «Модный брак»

Лист 6. Смерть графини

Офорт

Ход событий предрешен: Сильвертанг убил аристократа, плебею полагается за это смертная казнь, а адвокат, естественно, не принадлежит к наследственной знати. Окажись победителем граф (еще одна гримаса насмешливой судьбы), он отделался бы незначительным наказанием. Теперь же сластолюбивого юриста ожидают смерть, петля.

Графиня возвращается в дом отца, обесчещенная, одинокая. Здесь, прочитав о казни Сильвертанга, она выпивает лауданум. Графиня умирает, перед глазами – те же стены и те же картины, что окружали ее в детстве. Вокруг все говорит о скаредности – скудный завтрак на столе, отощавший до костей голодный пес, и более всего – рассудительное равнодушие хозяина, снимающего с холодеющей руки дочери кольцо.

Хогарт построил свою историю с восхитительной точностью и завершил ее мастерским эпилогом: род Скуондерфилдов обрывается в буржуазном доме, в семье, чьим золотом старый лорд мечтал поддержать шаткое родовое древо. Дочь умирающей графини (чахлая девочка с изуродованной ногой) уже не станет продолжательницей династии, ей не достанется титул, и теперь даже деньги деда не купят ей счастливого замужества. Сделка, заключенная в первой картине, окончилась крахом, лопнула, разрушив жизнь троих людей. А за окном продолжается спокойное течение времени. Все кончается не просто смертью – усталым равнодушием.