Календарь исторического музея: к 214-летию битвы при Прейсиш-Эйлау

Календарь исторического музея: к 214-летию битвы при Прейсиш-Эйлау

7-8 февраля (26-27 января по старому стилю) 2021 г. исполнится 214 лет битве при Прейсиш-Эйлау. В 1807 г. на территории Восточной Пруссии (ныне это Калининградская область России) близ города Прейсиш-Эйлау (ныне город Багратионовск) состоялось одно из самых кровопролитных сражений эпохи наполеоновских войн.

ОГБУК «Смоленский государственный музей-заповедник»
г. Смоленск, ул.Коммунистическая, 4
+7 (4812) 38 73 73
03.02.2021

7-8 февраля (26-27 января по старому стилю) 2021 г. исполнится 214 лет битве при Прейсиш-Эйлау. В 1807 г. на территории Восточной Пруссии (ныне это Калининградская область России) близ города Прейсиш-Эйлау (ныне город Багратионовск) состоялось одно из самых кровопролитных сражений эпохи наполеоновских войн.

Наполеоновские войны – это вой­ны, ко­то­рые ве­ла Фран­ция в пе­ри­од кон­суль­ст­ва Наполеона Бонапарта (1799-1804 гг.) и им­пе­рии Наполеона I (1804-1814 гг., 1815 г.). Це­лью Наполеона являлось установление во­енно-по­ли­тического и эко­но­мического гос­под­ства в Ев­ро­пе, при­сое­ди­нение к Фран­ции но­вых тер­ри­то­рий, расширение её сфер влияния. Наполеон на­ла­гал на за­воё­ван­ные стра­ны кон­три­бу­ции, под­вер­гал пря­мо­му раз­граб­ле­нию, в пер­вую оче­редь для снаб­же­ния сво­ей ар­мии. Боль­шой ущерб го­су­дар­ст­вам, на­хо­див­шим­ся под вла­стью на­по­ле­о­нов­ской им­пе­рии, на­но­си­ли вы­год­ные для Фран­ции та­мо­жен­ные та­ри­фы.

Битва под Прейсиш-Эйлау в 1807 г. в Восточной Пруссии произошла во время войны четвёртой коалиции, когда Россия и Пруссия объединились против Франции. Однако прусские войска не смогли оказать русским какой-либо существенной помощи. Пруссаки потерпели сокрушительное поражение сразу же, в первые дни войны. 9 октября 1806 г. Прусское королевство объявило войну Французской империи, а уже 14 октября, в двух сражениях при Иене и Ауэрштедте, немцы были на голову разгромлены Наполеоном. 26 октября 1806 г. Бонапарт во главе своей победоносной армии вступил в Берлин, а 28 ноября – в Варшаву. Остатки прусских войск отошли на территорию Восточной Пруссии.

Русская армия находилась под командованием генерала Леонтия Леонтиевича Беннигсена. Опытный генерал, он был чересчур осторожным и нерешительным, чтобы быть хорошим полководцем. Русская армия перешла границу союзной Пруссии, и с конца ноября 1806 г. начались практически ежедневные стычки и бои с Великой армией, крупнейшим из которых было сражение 26 (14 по старому стилю) декабря при Пултуске. Оно закончилось вничью, но уже тогда французы поняли, что дело им придётся иметь не с упавшими духом пруссаками, а со свежими и стойкими полками русских.

Военные действия были перенесены в Восточную Пруссию, где у прусской армии в Кёнигсберге находился последний крупный склад продовольствия. Кроме того, Кёнигсберг был единственным крупным городом, остававшимся под властью прусского короля Фридриха Вильгельма. Поэтому удержать Кёнигсберг нужно было любой ценой.

Наполеон планировал отрезать русскую армию от Кёнигсберга, ударить по растянувшимся русским войскам, рассечь их, прижать к морю и Висле и принудить сложить оружие. Французский император хотел заманить Беннигсена под удар главных сил Великой армии. Успех этого маневра Наполеона полностью зависел от соблюдения тайны операции. Однако все меры предосторожности оказались напрасными. Казаки перехватили курьера, который вёз маршалу Бернадоту депеши с подробным описанием будущей операции. Весь замысел Наполеона стал известен Беннигсену, который немедленно начал отступление.

Последовала серия тяжелейших арьергардных боёв, когда русская армия отступала в направлении городка Прейсиш-Эйлау. Русские войска шли в трёх колоннах. Наиболее сложная ситуация сложилась у арьергардных частей под командованием князя П.И. Багратиона. Каждый день Багратиону приходилось вести изнурительные бои с наседавшей французской кавалерией, чтобы дать время русской армии спокойно отступить и обезопасить армейские обозы. В одном из таких арьергардных боёв и принял боевое крещение знаменитый гусар, поэт и партизан Д.В. Давыдов, будущий герой войны 1812 года, а тогда, в 1807 году, 22-летний гусарский поручик, впервые попавший на войну и мечтавший о подвигах.

7 февраля пушки загрохотали уже под самым городом Прейсиш-Эйлау. Русскому арьергарду было поручено удерживать город, но в ходе боя, который продолжался до самого вечера, французам удалось занять Прейсиш-Эйлау. За день город четыре раза переходил из рук в руки. Русская армия была вытеснена из города, и ставка Наполеона разместилась прямо в самом Эйлау, заваленном грудами тел и серьёзно пострадавшем в ходе боя.

Уже упоминавшийся нами будущий герой 1812 года Д.В. Давыдов служил тогда адъютантом князя Багратиона. Д.В. Давыдов развозил приказания князя Багратиона и все два дня сражения при Прейсиш-Эйлау находился в самой гуще битвы. Денис Васильевич оставил замечательные воспоминания. Вот как он описывает события дня 7 февраля, когда арьергард Багратиона был оттеснён превосходящими силами французов с поля перед городом к стенам Эйлау и сражение продолжилось уже в самом городе:

«Возвратясь к Багратиону, я нашёл его, осыпаемого ядрами и картечами, дававшего приказания с геройским величием и очаровательным хладнокровием. Ружейный огонь трещал по всей линии и не раз прерываем был звуками железа об железо. Полковник Ермолов, командовавший всею артиллериею арьергарда, сыпал картечи в густоту наступавших колонн, коих передние ряды ложились лоском; но следующие шагали по трупам их и валили вперёд, не укрощаясь ни в отваге, ни в наглости.

Несмотря на все наши усилия удержать место боя, арьергард оттеснён был к городу, занятому войсками Барклая, и ружейный огонь из передних домов и заборов побежал по всему его протяжению нам на подмогу, но тщетно! Неприятель, усиля решительный натиск свой свежими громадами войск, вломился внутрь Эйлау. Сверкнули выстрелы его из-за углов, из окон и с крыш домов, пули посыпались градом… Эйлау более и более наполнялся неприятелем. Приходилось уступить ему… Уже Барклай пал, жестоко раненный, множество штаб- и обер-офицеров подверглись той же участи или были убиты, и улицы завалились мёртвыми телами нашей пехоты. Багратион, которого неприятель теснил так упорно, так неотступно, числом столь несоизмеримым с его силами, начал оставлять Эйлау шаг за шагом. При выходе из города к стороне позиции он встретил главнокомандующего, который … приказал ему снова овладеть городом во что бы то ни стало…  Багратион безмолвно слез с лошади, стал во главе передовой колонны и повёл ее обратно к Эйлау. Все другие колонны пошли за ним спокойно и без шума, но при вступлении в улицы всё заревело ура, ударило в штыки — и мы снова овладели Эйлау. Ночь прекратила битву. Город остался за нами».

Русская армия заняла город, но, в результате досадной ошибки, городские ворота остались без охраны. Французы поспешили воспользоваться этим и снова заняли Прейсиш-Эйлау. Так завершилось в этот день сражение, войска обеих армий расположились на отдых. Арьергард князя Багратиона сдержал превосходящие силы противника, обеспечив главным силам русской армии занятие позиций на высотах севернее города. Обе армии готовились к решительной битве, которая и состоялась на следующий день, 8 февраля 1807 г.

Русская армия занимала позицию, которая одновременно прикрывала две дороги: на Кёнигсберг и на Фридланд, к русской границе. Задача Беннигсена заключалась в том, чтобы в оборонительном бою нанести Наполеону решительный удар и не допустить его прорыва к Кёнигсбергу и к русской границе. Наполеон же планировал окружить русскую армию и уничтожить её.

Численность русской и французской армий была примерно одинаковой – несколько менее 70 тыс. человек с каждой стороны. Количество орудий тоже было приблизительно одинаковым: 400 пушек у Беннигсена и 300 у Наполеона. Однако это превосходство в артиллерии оказалось мнимым. Французские артиллеристы за счёт лучшей выучки стреляли чаще и точнее. При этом русские войска располагались на открытой местности, перед городом, и выкашивались французскими ядрами в устрашающих масштабах. А французские войска были прикрыты строениями Прейсиш-Эйлау. Значительная часть русских ядер попадала в стены домов или вообще не долетала до французов.

На поле, протяжённостью 4 км по фронту и 5 км в глубину, сошлись две армии общей численностью около 140 тысяч человек. Сражение началось в 8 часов утра с артиллерийской канонады с обеих сторон. Расстояние между русской и французской армиями было минимальным, всего 500-700 м и артиллерия наносила значительный урон пехоте. Денис Давыдов вспоминал: «Чёрт знает, какие тучи ядер пролетали, гудели, сыпались, прыгали вокруг меня, рыли по всем направлениям сомкнутые громады войск наших и какие тучи гранат лопались над головою моею и под ногами моими! То был широкий ураган смерти, всё вдребезги ломавший и стиравший с лица земли всё, что ни попадало под его сокрушительное дыхание…».

В самом начале боя у Беннигсена был реальный шанс воспользоваться своим численным превосходством, поскольку к Наполеону ещё не подошёл корпус маршала Даву. Беннигсен мог опрокинуть противника и закончить сражение. Однако осторожный генерал так и не решился атаковать французов до подхода подкреплений маршала Даву.

По плану Наполеона вся масса французской пехоты должна была обрушиться на левый фланг русских и разгромить его. Против нашего левого фланга Наполеон сосредоточил три четверти всех своих сил. Но в дело вмешался случай.

По приказу Наполеона плотные ряды французской пехоты пошли в атаку на русские позиции через равнину прямо по глубокому снегу. Как вдруг внезапно на обе армии налетела сильная снежная буря. Поле боя застелили тучи снега, которые ветер поднял в воздух. Ослеплённые снегом французы потеряли нужное направление, и их корпус оказался прямо напротив большой центральной артиллерийской батареи русских из 72 орудий. Расстояние от французской пехоты до русских пушек составило всего около 150 м. С такой дистанции промахнуться было просто невозможно – почти каждый выстрел попадал в цель. Русские ядра почти в упор расстреливали густые массы неприятельской пехоты, выкашивая целые ряды. За несколько минут огненного шквала французский корпус Ожеро потерял более 5000 человек.

Беннигсен бросил на отступающих французов кавалерию и перешёл в контрнаступление. 14-й линейный французский полк полковника Анрио не получил приказа об отступлении и, выстроившись в каре, полностью окружённый казаками, погиб практически до единого солдата. Причём позднее сами французы, осматривавшие место сражения, вспоминали, что тела погибших лежали валом в форме каре (т.е. квадратом). Умирая, солдаты сохраняли строй до последнего.

Успех воодушевил Беннигсена – на позиции неприятеля двинулась русская пехота и разгорелся штыковой бой. Покрытые мглой снегопада, русские и французы сошлись в рукопашной схватке. Денис Давыдов был очевидцем этого побоища: «Произошла схватка, дотоле невиданная. Более двадцати тысяч человек с обеих сторон вонзали трёхгранное остриё друг в друга. Толпы валились… Около получаса не было слышно ни пушечных, ни ружейных выстрелов…: слышен был только какой-то невыразимый гул перемешавшихся и резавшихся без пощады тысячей храбрых. Груды мёртвых тел осыпались свежими грудами; люди падали одни на других сотнями, так что вся эта часть поля сражения уподобилась высокому парапету вдруг воздвигнутого укрепления».

Наконец войско Наполеона дрогнуло и начало отступать. Ставка Наполеона в тот день находилась на кладбище Прейсиш-Эйлау. Со своего командного пункта Наполеон видел, как полки русских гренадер сплошной лавиной шли вперёд, опрокидывая французов. Русская кавалерия прорвалась к кладбищу, к самой ставке Наполеона, гоня перед собой отступающих кавалеристов и пехотинцев неприятеля. Очевидцы свидетельствуют, что, увидев эту атаку русских, Наполеон несколько раз воскликнул: «Какая отвага! Какая отвага!»

Атакующие русские войска поддержала наша артиллерия. Её огонь был сконцентрирован на гвардии Наполеона, которая стояла рядом с императором на кладбище Прейсиш-Эйлау. Вокруг Наполеона сплошным дождём ложились ядра и гранаты. У его ног уже лежало несколько убитых человек из императорской свиты. Лишь хладнокровие Наполеона удерживало солдат от бегства. Русская кавалерия была уже близко. Ещё мгновение – и сам Наполеон мог быть убит или захвачен в плен. Однако фортуна в тот день оказалась весьма капризной дамой, которая обращала свою благосклонность то к французам, то к русским. В самый критический момент боя, когда французская армия была на грани полного поражения, Наполеон заметил, что наступавшие русские полки слишком далеко оторвались от своей основной линии. Французский император мгновенно воспользовался этим и бросил в атаку на русских конницу маршала Мюрата.

60 французских кавалерийских эскадронов, а это более 12 тысяч человек, во весь опор ринулись на поле битвы. На всём скаку конница Мюрата врезалась в ряды русских войск. Маршал с саблей наголо скакал во главе своих войск, одетый, как всегда, в экзотический пёстрый костюм.

Денис Давыдов вспоминал: «Более шестидесяти эскадронов … понеслось на нас, махая палашами. Загудело поле, и снег, взрываемый 12 тысячами сплочённых всадников, поднялся и завился из-под них, как вихрь из-под громовой тучи. Блистательный Мюрат в карусельном костюме своем … горел впереди бури, с саблею наголо, и летел, как на пир, в средину сечи. Пушечный, ружейный огонь и рогатки штыков, подставленных нашею пехотою, не преградили гибельному приливу. Французская кавалерия всё смяла, всё затоптала, прорвала первую линию армии и в бурном порыве своём достигла до второй линии и резерва, но тут разразился о скалу напор волн её. Вторая линия и резерв устояли, не поколебавшись, и густым ружейным и батарейным огнём обратили вспять нахлынувшую громаду».

Действительно, русской пехоте пришлось несладко. Пехотинцы выставили вперёд штыки своих ружей, но французская кавалерия смяла наши пехотные ряды, разрезав их надвое. Однако русская пехота вновь сомкнула ряды и отрезала полторы тысячи французских кавалеристов. Успешная атака французов обернулась для них западнёй. К тому же, на помощь нашим пехотинцам уже спешила русская кавалерия. И всё же, несмотря на предложение сдаться, французы решили прорываться назад с боем.

А одна из русских пехотных колонн, которая уцелела при прорыве французской кавалерии, бросилась в атаку на ставку Наполеона. Сражение развернулось прямо на кладбище, среди могил. Эта недолгая схватка отличалась большим ожесточением. Завалив могилы своими телами, французы смогли устоять, но огромные потери не позволили им преследовать отступивших русских.

Положение спасли артиллеристы Ермолова и шеститысячный отряд пруссаков, который прибыл на помощь русским войскам. Французы были отбиты на всём левом фланге.

На этом фактически битва при Прейсиш-Эйлау закончилась. До позднего вечера продолжалась артиллерийская канонада, но обессиленные и обескровленные противники больше не предпринимали новых атак.

Битва под Прейсиш-Эйлау считалось на тот момент самым крупным, самым кровопролитным сражением в истории. Оно поразило современников своей жестокостью. С обеих сторон в нём принимало участие около 130-140 тысяч человек, из которых около 50 тысяч осталось лежать на поле битвы. Лишь Бородинское сражение 7 сентября (26 августа) 1812 г. превзошло Прейсиш-Эйлау числом сражавшихся (около 130 тысяч французов и 120 тысяч русских) и погибших (30 тысяч французов и 40 тысяч русских).

Французский врач Перси вспоминал о битве при Элау: «Никогда ещё столько тел не лежало на столь небольшом пространстве, снег повсюду был окрашен кровью, трупы были нагромождены повсюду, тысячи ружей, шапок, кирас были разбросаны на дорогах и полях». Маршал Ней, глядя на десятки тысяч убитых и раненых, воскликнул: «Что за бойня! И без всякой пользы!»

Обе стороны – и французы и русские – заявили о своей победе при Прейсиш-Эйлау. Но на деле никаких реальных выгод, которыми можно было бы воспользоваться, сражение никому не принесло. С обеих сторон были затрачены колоссальные усилия, проявлены чудеса храбрости и отваги, и французы и русские понесли тяжелейшие потери. И после всего этого – совершенно мизерный результат.

Оба главнокомандующих, и Наполеон и Беннигсен, после сражения колебались, не зная, на что решиться. Наполеон решил остаться на поле боя, он не спал, всю ночь провёл в ожидании вестей о противнике. Осторожный Беннигсен также выжидал, но, когда ему доложили, что в строю осталось не более 30 тысяч человек, русский главнокомандующий решил отступить к Кёнигсбергу. Таким образом, поле битвы формально осталось за французами. Однако, оба полководца поспешили заявить о своей победе.

Прейсиш-Эйлау – одно из немногих генеральных сражений, наряду с Бородинским, где Наполеону не удалось добиться решающей победы. Прейсиш-Эйлау – первая крупная битва, где русская армия нанесла серъёзный удар по непобедимой доселе Великой армии Наполеона. То, что Наполеон не одержал безоговорочной победы, уже было моральной победой русских. Миф о непобедимости Наполеона был развеян. Французские солдаты впервые усомнились в непобедимости своего императора, а противники Наполеона поняли, что с ним можно и нужно бороться на поле боя.

8 февраля 2021 г. в 12.00 в Историческом музее (ул. Ленина, 8) состоится познавательное мероприятие «Забытое великое сражение: к 214-летию битвы при Прейсиш-Эйлау» (мероприятие проводится и по заявкам). Этим мероприятием откроется цикл познавательных мероприятий и экскурсий – «Герои Отечественной войны 1812 года», который пройдёт в Историческом музее с февраля по декабрь в 2021 г. Отечественная война 1812 г. – это целая эпоха, которая дала нам немало имён героев, на подвигах которых воспитывалось не одно поколение наших предков. Среди этих героев – прославленные генералы П.И. Багратион, Н.Н. Раевский, Д.П. Неверовский, с оружием в руках защищавшие родную землю; это простые офицеры братья Е.А. Реад и Н.А. Реад, которые вынесли на своих плечах всю тяжесть войны.

Телефон для справок: 38-38-62.

Подписи к иллюстрациям:

1. Наполеон на поле битвы у Эйлау.
Неизвестный художник.  Офорт с картины Антуана-Жана Гро.
После 1808 г.  офорт, бумага

2. «План Прейсишь-Эйлаускаго сражения, с утра 27 января 1807 г.» Россия. XIX в. копия

3. Князь Пётр Иванович Багратион.
Художник Сальватор Карделли. 1812 г. Россия. гравюра, бумага

4. Крест за сражение при Прейсиш-Эйлау (новодел).
XIX-начало XX вв. Россия. бронза, чеканка

5. Полковой знак лейб-гвардии Павловского полка.
XIX-начало XX вв. Россия. светлая бронза, чеканка
В конце XIX в. Павловский полк выбрал в качестве полкового знака изображение наградного креста за сражение при Прейсиш-Эйлау.

Назад

©ОГБУК «Смоленский государственный музей-заповедник», 2021

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.
При полном либо частичном использовании материалов ссылка на www.smolensk-museum.ru обязательна.
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

orphus

Адрес: Смоленск, ул. Коммунистическая, д. 4
E-mail: dir@smolmuseum.ru
тел. +7 (4812) 38 73 73
тел./факс +7 (4812) 38 73 46

Популярные разделы: Отделы | Новости | Коллекции | Афиша | Документы